Благотворительные фонды опубликовали открытое письмо о нехватке лекарств для онкобольных

0
27

Благотворительные фонды опубликовали открытое письмо о нехватке лекарств для онкобольных

 

Российские благотворительные фонды опубликовали открытое письмо, в котором рассказали о нехватке лекарств для лечения пациентов с онкологическими заболеваниями. Письмо адресовано президенту РФ Владимиру Путину, председательнице Совета Федерации Валентине Матвиенко, председателю Госдумы Вячеславу Володину и «другим законодателям и чиновникам». Его подписали благотворительный фонд актера Константина Хабенского, фонды «Подари жизнь», «АдВита» и «Энби».

«По результатам опроса представителей лечебных учреждений 80% регионов страны, проведенного ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр гематологии», в России наблюдается критическая нехватка 26 незаменимых противоопухолевых препаратов, среди которых винкристин, этопозид, даунорубицин, митоксантрон, идарубицин, метотрексат, цитарабин, карбоплатин и другие», — говорится в письме.

По данным благотворительных организаций, винкристина и этопозида нет в больницах Брянской, Свердловской, Волгоградской, Мурманской, Тамбовской, Тульской, Ульяновской, Тюменской, Челябинской, Калининградской, Ростовской областей, а также в Алтайском и Хабаровском краях.

Как отмечают фонды, нехватка лекарств связана со снижением их производства.

Согласно данным реестра лекарственных средств, винкристин в России производят три компании — национальный медицинский исследовательский центр (НМИЦ) онкологии имени Блохина («Винкристин-РОНЦ»), израильская компания Teva («Винкристин-Тева») и «Верофарм» («Веро-Винкристин»).

Как поясняла «Фамрмацевтическому вестнику» глава фонда «Подари жизнь» Екатерина Шергова, сейчас винкристин в России производит только НМИЦ.

В компании Teva подтвердили, что с марта 2019 года «вынужденно приостановили ввоз лекарства». Импортер оказался «в невыгодном положении, как иностранный производитель, из-за особенностей системы госзакупок», пишет «Медиазона».

«Фармацевтический вестник» со ссылкой на данные аналитической компании RNC Pharma писал, что с января по май 2020 года винкристин в России выпускало только НМИЦ имени Блохина. Всего компания отгрузила на рынок всего 34,7 тысячи упаковок, при этом годовая потребность в винкристине — 160-200 тысяч флаконов.

Авторы письма подтверждают, что одно предприятие не может удовлетворить весь спрос на это лекарство. «Сложившаяся ситуация с обеспечением лекарствами — это прямая угроза жизни и здоровью миллионов российских онкологических больных, в том числе десятков тысяч детей. Считаем, что необходимо принять экстренные меры по ликвидации острейшего дефицита онкологических препаратов», — говорится в письме.

Благотворительные фонды требуют организовать срочную закупку препаратов, «с которыми сложилась наиболее тяжелая ситуация» и распределить их по больницам, пересмотреть порядок формирования начальной минимальной цены контракта и полностью отменить правило «третий лишний», когда речь идет о лекарствах для онкобольных.

Напомним, правило «третий лишний» было введено российской бюрократией в рамках политики импортозамещения, которая стала ответом на международные санкции после присоединения украинского Крыма в 2014 году. Постановлением правительства N 1289 от 30 ноября 2015 года в России ввели ограничения на государственные закупки лекарственных средств зарубежного производства.

При закупке лекарственных препаратов, включенных в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП), государственные и муниципальные заказчики обязаны отклонять заявки, предлагающие лекарственные препараты, произведенные в странах, не входящих в Евразийский экономический союз (ЕАЭС), если поступило не менее двух заявок, предлагающих лекарственный препарат с таким же международным непатентованным наименованием (или при отсутствии такового с таким же химическим или группировочным наименованием), происходящий из стран ЕАЭС. В ЕАЭС при этом входят только Россия, Казахстан, Белоруссия, Киргизия и Армения.

Медики били тревогу, активно добиваясь отмены правила «третий лишний», по крайней мере с начала 2020 года. На совещании детских онкологов из 71 региона России 24-25 января 2020 года отмечалось, что ухудшение качества доступных лекарств уже сейчас привело к снижению выживаемости: так, в последние годы частота рецидивов при остром лимфобластном лейкозе (это самое частое онкозаболевание у детей) возросла с 4% до 15%, и в год умирает около 100 детей, которых можно было бы вылечить.

В феврале 160 специалистов онкологов и гематологов в коллективном письме указали на побочные эффекты и нежелательные реакции, которые возникают у детей при использовании в терапии дженериков. Врачи попросили разрешить закупать лекарства для детей по гематологическому и онкопрофилю по торговому наименованию вместо закупок по международному непатентованному наименованию (МНН).

По итогам совещания у премьер-министра Михаила Мишустина были даны поручения для совершенствования онкологической помощи, в том числе предлагалось проработать вопрос отмены ограничений на закупку ряда лекарств, писал РБК.

Как отмечал заместитель гендиректора НМИЦ Алексей Масчан, Мишустину удалось совместно с вице-премьером Татьяной Голиковой убедить в необходимости изменений Федеральную антимонопольную службу и Минпромторг. «Для нас принципиально важны присутствие иностранных производителей и возможность закупать [лекарственные препараты] у них, потому что российские препараты имеют свои недостатки по качеству, лекарственным формам и др. Но тем не менее остается вопрос конкуренции в части минимальной цены контракта. Но мы и дальше будем бороться за своих детей», — отметил Масчан.

Де-факто у медучреждений появилась возможность выбрать конкретный препарат и закупить его, объяснял РБК сопредседатель Всероссийского союза пациентов и член экспертного совета комитета Госдумы по охране здоровья по редким заболеваниям Юрий Жулев. «Врачи обратили внимание, что ухудшились результаты лечения, было недовольство аналоговыми препаратами, а «третий лишний» не учитывает особенности, которые влияют на эффективность лечения. У меня нет сомнения, что это решение даст сигнал к дискуссии и, возможно, изменению системы в целом, но какое-то время нужно посмотреть, как это будет работать», — добавил Жулев.

Тогда же эксперты стали обращать внимание и на более серьезную проблему, чем просто низкое качество отечественных препаратов. Возникла угроза дефицита лекарств. Как говорила президент ассоциации онкологических пациентов «Здравствуй» Ирина Боровова, из-за правила «третий лишний» с рынка ушли многие препараты, так как производителей не устраивали условия торгов. «Сразу же после ухода с рынка оригинальных производителей цена на аналог возрастала в разы. Безусловно, российский фармрынок должен развиваться, но на рынке должны оставаться и иностранные производители. Детская онкогематология очень чувствительная сфера, таким пациентам лечение нужно срочно из-за острых состояний, и нет времени ждать», — предупреждала она еще в августе. С тех пор проблема только усугубилась, а профессиональное сообщество вынуждено опять обращаться к руководству страны с требованием принять срочные меры.

«Если же срочные действия не будут предприняты, возникшая нехватка лекарств уже в самое ближайшее время приведет к гибели тысяч людей и отбросит российскую онкологию на десятилетия назад», — говорится в открытом письме представителей благотворительных фондов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь